22:15 

Ностальгическое

Элиссив
Для тех, кто помнит некогда существовавшую на нарнийском форуме РИ.

URL
Комментарии
2008-12-23 в 22:19 

Элиссив
ТЕНИ ИЛЛЮЗИЙ

Говорят, большие неприятности не бывают продолжительными, а из-за небольших не стоит беспокоиться. Может, так оно и есть, но молодой красивой девушке, столкнувшейся с вышеозначенными неприятностями, не было никакого дела до народных мудростей.
Лиз была красива и привыкла к повышенному вниманию со стороны сильного пола, потому еще один поклонник не внушил ей каких-либо опасений. В конце концов, работая в популярном танцевальном коллективе, глупо прятаться от воздыхателей. И она благосклонно принимала роскошные букеты, неизменно отказываясь от подарков и предложений познакомиться поближе. Но в один печальный день вдруг оказалось, что все прочие поклонники куда-то подевались, а внимание того самого стало уж очень назойливым.
Лиз видела его джип, выходя утром из дома, видела, возвращаясь с работы, а уж когда девушке нашептали, что кое-кто из ее прежних приятелей проводит время в травматологии, она не на шутку испугалась.
- Ты правда думаешь, что этот тип – бандит? – спросила подруга.
- А что еще я могу думать? – уверенная и успешная Ника, всегда знающая, что следует предпринять, была единственным человеком, с которым Лиз решилась поделиться своими переживаниями. К тому же, она одна безоговорочно поверила бы любому рассказу Лиз: девушки познакомились при обстоятельствах, невероятных настолько, что были совершенно уверены в правдивости и вменяемости друг друга.
Ника прекрасно видела, что подруга не на шутку напугана и расстроена.
- Вот она, сила красоты! - попыталась пошутить девушка, но, поймав затравленный взгляд собеседницы, осеклась. – Брось дрожать. В конце концов, нам приходилось участвовать в настоящих битвах! И побеждать настоящих монстров!
- Нам? – Лиз криво улыбнулась, откинулась на спинку стула. Смоляные волосы скользнули по плечам блестящей шелковой волной. Кое-кто из немногочисленных посетителей кафе с интересом поглядывали на изящную танцовщицу, но ей не было сейчас никакого дела до них.
Ника вздохнула. Их с Лиз знакомство началось весьма экзотично – Ника убила свою нынешнюю подружку. Вернее, ее машина сбила незнакомую тогда черноволосую девушку, внезапно выскочившую на дорогу. А потом завертелась такая история, что даже друг с другом они предпочитали не обсуждать подробности своего приключения. Тем более что воспоминания выходили довольно болезненными – из тех, с кем свела их судьба во время стремительного вояжа за пределы этого мира, в живых, кажется, остались только они с Лиз. А другие… Мог ли кто-то выжить в том кошмаре, что предшествовал их возвращению на пустынное шоссе?
- Пойдем-ка отсюда, - отметив краем глаза несколько слишком уж пристальных взглядов, обращенных к их столику, Ника подозвала официантку и потребовала счет.
Через минуту девушки уже были на улице. Ранний вечер пах жасмином, плавящимся асфальтом и дорогими духами. Возле кафе было маловато места, и машину Ника оставила в ближайшем переулке.
Их было двое. Лиз негромко вскрикнула. Конечно, ей приходилось видеть и настоящих варваров, и живых мертвецов, но между ней и страхом всегда стоял кто-то достаточно сильный, чтобы справиться с любой напастью. Сейчас девушки были только вдвоем. А позади них на тротуар шагнуло еще двое бритоголовых ребяток.
- Пожалуйста, отойдите от машины, - холодно попросила Ника. Высокая, спортивная и куда более уверенная, чем подруга, она пока не выказывала страха, хотя и понимала, что влипли они по самые уши.
- Да мы вас подвезем, красавицы, - широко улыбнулся один из братков, блеснув золотым зубом.
- Спасибо, мы как-нибудь сами, - Ника шагнула было к машине, но ее руку тут же сжала здоровенная лапища.
- Я настаиваю, - здоровяк все еще улыбался, но в голосе послышалась угроза. Лиз чуть слышно всхлипнула – ее тоже схватили, удерживая очень осторожно, но вполне надежно.
Ника изо всех сил рванулась, от души пнув острым каблучком по лодыжке улыбчивого парня. Тому это совсем не понравилось. Выругавшись сквозь зубы, он встряхнул девушку так, что у нее лязгнули зубы, явно с большим трудом удерживаясь от желания свернуть ей шею.
- Не трогайте ее! – закричала Лиз, - Вас же за мной послали, отпустите ее!
- Ага, щас. Чтоб она ментов вызвала? – хохотнул кто-то из громил. – Пошли.
Огромный как троллейбус джип возник на пути, когда в сгущающихся сумерках прозвучал еще один голос.
- Отпустите девушек.
В негромком приятном баритоне не было ничего пугающего, также как и в его обладателе. Высокий худощавый мужчина совсем не казался опасным. Темные волосы падали на лицо, скрадывая резкие черты. Руки спокойно скрещены на груди, тонкие музыкальные пальцы казались почти белыми на фоне черного шелка рубашки.
- Топал бы ты отсюда мужик, - недовольно буркнул кто-то из громил, угрожающе надвигаясь на нежданного свидетеля. На то, что девушки резко перестали сопротивляться, во все глаза уставившись на незнакомца, похитители внимания не обратили. И напрасно.
Неохотно замахнувшийся на нежданного заступника браток умер на месте, не успев сообразить, что произошло. Его друзья невольно отшатнулись: худощавый незнакомец, почти не изменив позы стоял над трупом их товарища, игриво подбрасывая на ладони еще вздрагивающее сердце.
Белая как мел Лиз попыталась грохнуться в обморок, Ника с трудом подавила подступившую к горлу тошноту.
- Отпустите девушек, - вкрадчиво повторил страшный незнакомец. Он тряхнул головой, откидывая с высокого лба легкие пряди. Черные глаза отразили свет первых звезд, по бледным губам скользнула улыбка, обнажив удлинившиеся клыки. Ника с изумлением отметила во взгляде Лиз незнакомое, совершенно не свойственное ей выражение. Восхищение? Жадное любопытство?
- …! …., ….., ой, …! Ты кто, мужик? – эффектная кончина повергла похитителей в смятенье. Впрочем, их предводитель быстро опомнился – в его руке блеснул нож, прочертив тонкую алую линию на скуле Ники. Его пальцы мертвой хваткой вцепились в каштановые волосы девушки, заставляя запрокинуть голову. Ника замерла, ощущая горлом прикосновение холодного лезвия.
- Слышь, ты, Дракула! – прикрикнул явно трусящий мужчина, - Не шевелись, а то конец девке!
- Винсентас, пожалуйста, - совершенно спокойным голосом попросила Лиз. – Сделай, как они просят. Ты их напугал, со страху они и вправду могут убить Нику.
Вампир философски пожал плечами. И захрустел свежевырваным сердцем, словно спелым яблоком. Ника торопливо зажмурилась. Некогда ей довелось провести достаточно много времени на корабле Винсентаса, и она не питала иллюзий относительно природы их любезного капитана, но никогда раньше ей не доводилось видеть, как он ест.
В оглушительной тишине кого-то шумно тошнило.
- В машину! – рявкнул удерживающий Нику златозубый здоровяк. – И ты тоже, тварь! И без фокусов.
Винсентас аккуратно вытер руки бумажным носовым платком, и без возражений скользнул в салон джипа следом за злыми и напуганными братками, впихнувшими туда же Лиз. Последним устроился главарь, продолжая удерживать нож у горла пленницы.
- Стриж, свяжи его, - приказ старшего немедленно был выполнен. Заломив вампиру руки за спину и защелкнув на запястьях стальные браслеты наручников бандиты почувствовали себя свободней. Впрочем, нож по-прежнему угрожающе щекотал шею Ники. Винс украдкой ободряюще подмигнул девушке. Они оба прекрасно понимали, что наручники не станут серьезной помехой, и как только пленницам перестанет угрожать немедленная расправа, Винс найдет способ вытащить их.
- Стриж, позвони Натану, - распорядился главарь, - Он же вроде к Серому вхож. Пусть поговорит с его кралей, она хоть и стервь, конечно, но без нее тут никак.
Младший из бандитов послушно набрал номер. И даже в темноте было видно, как побелело его лицо, хотя казалось, что последние краски оставили его после эффектной выходки Винса. Похоже, ответил совсем не Натан.
- Ты че делаешь, придурок? Ты че, на городской звонишь? – придушено выдохнул златозубый.
- Здравствуйте, Сергей Витольдович, - заискивающе пробормотал Стриж в трубку. У нас это… Проблемы. Хмыря замочили. Тут такое дело…
Пока браток путано излагал грозному Сергею Витольдовичу «дело», джип на бешеной скорости несся по темным улицам, пугая редких прохожих.
Лиз не могла видеть дорогу и поняла, что они приехали, только когда джип резко дернулся и встал, словно в стену врезался. Дверца машины распахнулась, сидящую с краю Нику подхватили чьи-то руки, следом салон покинули и остальные. Лиз без особого интереса окинула взглядом безликий дворик, обнесенный с двух сторон высоченным забором. Две другие стороны серого заасфальтированного квадрата были образованы стенами какого-то здания, напоминающего то ли заброшенный завод, то ли запущенный барак.

URL
2008-12-23 в 22:19 

Элиссив
- Отлично! – распахнулась тяжелая дверь, выкрашенная той же унылой краской, что и окружающие стены. На пороге возник жизнерадостный брюнет, одетый в щегольской костюм и яркую шелковую рубашку. – Лиз, солнышко, как я рад тебя видеть!
- Натан, все не совсем гладко прошло… - попытался выступить златозубый, но брюнет его не слушал. Он стремительно подошел к своей пленнице, оказавшись немного ниже танцовщицы, звучно чмокнул ее в щеку. Браток, удерживающий девушку, не позволил ей отстраниться.
- Какие интересные у тебя друзья, - едва скользнув по Нике, у горла которой снова был нож, взгляд Натана переместился на совершенно спокойного вампира. Темные глаза бандита сузились, губы изогнулись в неприятной усмешке.
- У меня есть для тебя подарок, дружище, - продолжая улыбаться, он шагнул вперед, набрасывая на шею Винса то ли петлю, то ли амулет на толстом шнуре. Вскрик вампира, судорожно вцепившегося в невзрачную веревочку, обвившуюся вокруг горла, стал неприятной неожиданностью как для девушек, понявших, что ситуация стремительно переходит в разряд безвыходных, так и для привезших их сюда бандитов, пораженных легкостью, с которой разорвались наручники, якобы удерживавшие пленника. Только Натан продолжал улыбаться. Ему уже приходилось иметь дело с подобными «веревочками», и сейчас он ощущал себя хозяином положения.
- Что же мы стоим? – он говорил тоном гостеприимного хозяина, обращаясь преимущественно к Лиз. – Давайте пройдем внутрь, тем более что нас ждут.
Галантно подхватив под руку апатично замершую танцовщицу, Натан двинулся все к той же невзрачной двери, следом бандит, убравший наконец свой нож, повел Нику. За ними, словно через силу двинулся Винсентас. Братки, замыкавшие процессию, старались держаться подальше от опасного пленника.
Перед тем, как шагнуть через порог, Лиз вскинула глаза вверх, к темному небу с редкими проблесками звезд. К черным квадратам окон. На мгновение ей показалось, что к одному из них прильнула смутная тень, жадно наблюдающая за развернувшейся внизу сценой.

Их вели довольно узкими коридорами, совершенно ничем не примечательными, кроме своей протяженности.
- Это служебные помещения, - извиняющимся тоном сообщил Натан своей прелестной спутнице, хотя та и не думала интересоваться назначением унылого здания. – Сейчас ты увидишь, какую жизнь я тебе предлагаю! Ты будешь царицей ночи!
- При Сером не скажи, - вполголоса посоветовал удерживающий Нику бандит. Его имени она так и не услышала, потому звала про себя Златозубым. – Он, наверное, обидится. У нас тут одна Царица.
- Королева, - хохотнул кто-то из свиты, но тут же заткнулся. Похоже, дама, пользующаяся расположением загадочного Серого, вызывала у его подчиненных очень неоднозначные чувства.
Коридор закончился нарядной дверью из натурального дерева. Натан распахнул ее перед своей спутницей, мельком глянув на покорно топающего за ними вампира. Невольно погладив невзрачное кольцо с аметистом, он улыбнулся – управляющий артефакт не давал осечек, и шагнул следом за девушкой в сверкающий огнями зал.
Ника, последовавшая за ним в сопровождении конвоира, уважительно присвистнула – чтобы создать внутри видимой с улицы безликой коробки ТАКОЕ, надо было приложить немало усилий.
Зал представлял собой что-то вроде амфитеатра. Пол ярусами понижался наподобие лестницы, на каждой «ступени» которой разместились удобные столики, окруженные креслами, отгороженные друг от друга низкими декоративными перегородками. Обилие света, позолоты, стекла и шелка создавало ощущение почти новогодней праздничности. А внизу располагалась засыпанная песком прямоугольная площадка, окруженная прочной даже на вид клеткой.
«Куда мы попали? – в смятении подумала Ника, не без испуга глядя на тускло поблескивающую металлом клетку. – Для чего нужна эта арена?»
Ей приходилось слышать в криминальных новостях, что в городе проводятся подпольные бои. Настоящие, зрелищные – насмерть. Слышать о найденных жертвах по телевизору было неприятно, оказаться на месте событий – страшно до дрожи. Девушка старалась не смотреть вниз, на белый – пока – песок.
С той стороны «лестницы», куда выходила приведшая их сюда дверь располагалась ложа для VIP-персон – огороженное шелковыми занавесями и расписными ширмами пространство, позволяющее особым гостям этого своеобразного театра видеть и арену и зрителей, оставаясь скрытыми от посторонних глаз. Туда-то и направился их сопровождающий.
Шагнув под сень расшитого золотом балдахина, Натан растерял значительную долю своей самоуверенности. В ложу вместе с ним прошли только пленники и Златозубый, который довольно неуместно смотрелся в царящем здесь хрустальном, полном теней полумраке, среди обитых шелком кресел, атласных подушек и хрупких столиков с напитками. Посреди этого мерцающего великолепия возвышался трон – назвать это явно антикварное творение креслом язык не поворачивался – окруженный несколькими сидениями попроще. Впрочем, занято, помимо собственно трона было только одно место, вплотную примыкающее к нему. И особа, занимающая его, в данный момент всецело владела вниманием местного короля.
- Вот и они, Сергей! – жизнерадостно провозгласил Натан, отчаявшись привлечь внимание начальства деликатным сопением. Местный владыка неторопливо выпрямился, под его взглядом чернявый щеголь растерял оставшийся лоск и едва удержался от того, чтобы попятиться. Из тени, скрывающей подружку главаря, раздался чуть слышный смешок. Вспомнив, что вообще-то является не мальчиком на посылках, а правой рукой и верховным визирем здешнего султана, Натан рискнул приблизиться, волоча за собой неожиданно оживившуюся Лиз.
Ника решила было, что внимание подруги привлек главарь бандитов. На него и правда стоило посмотреть. Ухоженный, как персидский кот и такой же равнодушно-внимательный, мужчина даже сидя казался очень высоким. Светловолосый сдержано элегантный красавец казался английским аристократом, а никак не главой городских разбойников и содержателем современного Колизея.
Но вниманием танцовщицы завладел вовсе не хозяин этого подпольного дворца, от чьих решений зависела их дальнейшая судьба. И он, и Натан, чье назойливое внимание стало причиной сегодняшних злоключений, временно перестали для нее существовать.

Женщину, сидящую рядом с местным аналогом Черного Властелина, почти полностью скрывала тень от вычурного балдахина. Виден был лишь подол алого платья с умопомрачительным разрезом, обнажающим идеальную ножку, обутую в изящную туфельку. И все же что-то в позе подружки главного бандита показалось Лиз знакомым. Очень знакомым, словно собственное отражение прошлогодней давности.
- У моего народа был интересный обычай, - морской ветер треплет золотые кудри молодой черноглазой женщины в алом платье, но шум волн не может заглушить глубокого вкрадчивого голоса, - Отпрыски королевского рода нередко обзаводились Спутниками. Владыкам не положено привязываться, любить, ненавидеть. Все, что имеет значение в их жизни – это власть, но лишь один из королевских детей восходит на престол. Остальные же… С помощью специального обряда Принц или Принцесса забирают часть души человеческого ребенка, отдавая взамен частицу своей. Это позволяет им быть ближе к простым смертным и жить, не обладая безграничной властью Королей. Связь Королей и Спутников – великое благословение и не меньшее проклятье… Две души соприкасаются, не сливаясь. Не солгать, не предать… Не забыть никогда. Пребывая в развоплощенном состоянии, я захватила твое тело, Лиз. А затем создала свое, но несвоевременное колдовство Меллисент привело к непредвиденным последствиям. Часть моей души осталась с тобой навсегда, а часть твоей теперь моя. Ты моя Спутница, Лиз. Тебе придется привыкнуть.
И она привыкала. Сначала – к ставшей частью ее собственной сути властной, холодной, зачастую жестокой Элизабет – осколку чужого и враждебного мира. Затем – к мысли о том, что решительной, все понимающей, сильной подруги больше нет.
- Не может быть… - враз пересохшие губы не желали слушаться.
- Любопытно, - голос Сергея был очень тихим и совершенно равнодушным. Казалось, ему дела не было ни до пленников, ни до Натана. Встретившись взглядом с Лиз, он холодно усмехнулся. – Так это из-за тебя мой помощник начал делать глупости… Весьма опрометчиво с его стороны, не находишь?
Девушка почувствовала, как вздрогнул ее спутник. Похоже, неудовольствие шефа его немало пугало.
- Сергей… - хрипловато и почти жалобно проговорил Натан. Что он собирался сказать, осталось секретом – гневный жест главаря заставил бандита заткнуться.
- Я решу, что делать с пленниками чуть позже. А сейчас… Почему бы нам не оценить, насколько хорош этот супермен, из-за которого ты второй раз за вечер мешаешь нам отдыхать? Кольцо!
Натан выпустил Лиз и неохотно шагнул вперед. Лицо его было белым и совершенно несчастным. Передав что-то по-прежнему скрытой тенью барышне, он хотел было вернуться к танцовщице, но Сергей, досадливо поморщившись, приказал:
- Скройся.
Такой уверенный в себе еще пять минут назад мужчина не посмел спорить. Бросив полный сожаления взгляд на прелестную брюнетку, он покинул VIP-ложу.
- Располагайтесь, девушки, - Сергей небрежно кивнул на разбросанные по полу подушки, а затем обратился к претворяющемуся деталью интерьера Златозубому. – Что ж ты застыл? Раз уж ты счел возможным оказать маленькую услугу Натану, не сообщив мне о ваших планах… Не откажешь же в небольшой просьбе мне? Развлеки мою даму.
Златозубый с ужасом переводил взгляд с Сергея на клетку и обратно. На напряженно замершего вампира он старался не смотреть.
- Я жду, - короткий приказ произвел эффект удара хлыста. Браток стал неуверенно спускаться к клетке, за ним двинулся Винсентас, бросив ненавидящий взгляд на местного короля. Вампир двигался рывками, словно его тянули на веревке.

URL
2008-12-23 в 22:20 

Элиссив
Дверь клетки осталась незапертой. Вынужденные гладиаторы медленно сходились. Первым ударил бандит, видимо, не выдержали нервы. Вампир даже не попытался защититься. Лиз и Ника, свернувшиеся на подушках на полу ложи, обменялись расстроенными взглядами. Волшебная удавка не давала капитану не только пустить в ход свои сверхчеловеческие способности, но и предпринять хоть какие-то действия по собственной воле. Почувствовав безнаказанность, Златозубый вошел во вкус и вовсю награждал противника ударами, пытаясь отыграться за недавний страх и произвести впечатление на… Сергея? Его загадочную даму?
Винс упал, белоснежный песок окрасился кровью. Бандит заржал, изготовился пнуть едва вздрагивающее тело, но тут… Магический «поводок» слегка ослабили. Вампир взвился на ноги так быстро, что браток даже испугаться не успел. Первым же ударом Винсентас отбросил противника на прутья решетки и рванулся к выходу из клетки. Чтобы тут же рухнуть на одно колено, болезненно морщась от многочисленных ушибов. За мгновение до того, как Златозубый снова бросился на него, мужчина вскинул голову, словно пытаясь рассмотреть в темном пространстве единственной занятой ложи кукловода. Очередной удар отбросил его на песок.
Ника не знала, как долго продолжалась эта «забава». Вампира то избивали, не позволяя защищаться, то слегка ослабляли магический контроль, чтобы и проштрафившемуся бандиту жизнь медом не казалась.
Девушки с ужасом смотрели на арену, не в силах отвести взгляд, и ожидая, когда Сергей наиграется и вспомнит про них.
За их спинами прошелестел шелк, качнулся тяжелый занавес. Женщина, рассмотреть которую им так и не удалось, ушла, не потрудившись ни спросить разрешения, ни попрощаться. После ее ухода бой уже не занимал Сергея. Пленников – всех вместе – провели через настоящий лабиринт коридоров куда-то вниз, в подвал. Лиз вздрагивала, проходя мимо жутковатых комнат, выложенных кафелем и напоминающих смесь медицинского кабинета и средневековых пыточных. Отводя глаза, она натыкалась либо на покрытое ссадинами лицо вампира, либо на хмурые физиономии конвоиров. Девушка почти обрадовалась, когда их втолкнули в отделенную от коридора решеткой камеру, заперли и оставили наконец одних. Повисло гнетущее молчание.
Она тихо опустилась на пол, прислонившись спиной к холодным прутьям, обхватила себя руками за плечи. Ужасно хотелось плакать, но в то же время… В душе шевелилось что-то извращенно-восторженное, словно она могла испытывать удовольствие от пребывания в клетке и созерцания боев на выживание.
А затем сознание девушки словно раздвоилось. Она видела клетку, Нику, что-то успокаивающе втолковывающую расстроенному вампиру, но в то же время перед ее мысленным взором стоял элегантный кабинет и светловолосый мужчина, наполняющий золотистым вином серебряный кубок.
- Ты обещал мне подарок… - мягкое мурлыканье звучит настолько непривычно, что не представляется возможным узнать голос.
- Все что хочешь, - Сергей отбрасывает со лба воздушные светлые пряди и улыбается.
- Я хочу пленников. Всех троих.
Мужчина хмурится. Просьба подруги ему не по душе.
- Натан хочет оставить черненькую девушку при себе.
- Мне нет дела до него. К тому же, он тебя ослушался, – мурлыканье уступает место змеиному шипению.
- Скажи, что любишь меня, - на лице местного Темного Властелина выражение такой безграничной нежности казалось совершенно невероятным. Но на его даму это не произвело ни малейшего впечатления.
Равнодушно хмыкнув, она прошлась по комнате, шурша алым шелком.
- Ты отказываешься сдержать слово? – казалось, предмет беседы нисколько ее не интересует. – Твое дело. Я немного устала. Позвони водителю, я еду домой. Вообще, кажется, сейчас идеальное время для поездки на море?
- Но я не могу поехать с тобой сейчас, - растерялся Сергей, машинально поворачивая в ладонях кубок, – ты же знаешь…
- Знаю. Я прекрасно отдохну без тебя.
Будь бокал стеклянным, он разлетелся бы на куски, так сильно сжал пальцы мужчина. Лиз почти чувствовала душившую его боль, ревность, обиду.
- Они твои. Только не уезжай никуда… - он отставляет бокал настолько резко, что тот почти опрокидывается, но изящная унизанная кольцами ручка успевает подхватить его.
- Ты прелесть, - дама снова мурлычет. Тонкая рука скользит по белокурым волосам местного короля, на ухоженных пальцах сверкают перстни, среди которых выделяется играющий темным пламенем аметист.

- Лиз! – девушка вздрогнула, вскинула глаза на невесть когда явившегося Натана. Он выглядел растрепанным и испуганным. Учитывая, что у него уже не было управляющего перстня тот факт, что он решился войти в клетку к вампиру не мог не вызывать уважения.
- Лиз, милая, очнись! Идем со мной. Тебе нельзя здесь оставаться…
Он чуть не плакал, но вскакивать девушка не спешила.
- Почему это? – поинтересовалась Ника. – Царице ночи не место в клетке?
Натан болезненно скривился.
- Язык мой – враг мой. Должно быть, кто-то донес ей об этих словах, и ей не понравилось… Сергей отдал вас ей. Не могу представить, что она сделает с тобой. Она не выносит женщин красивее… Скорее, идем со мной!
- Не пойду, - Лиз уже почти была уверена в том, кто именно скрывается в тени за троном, и была готова рискнуть чем угодно, чтобы убедиться в своей правоте.
- Ты не понимаешь, что говоришь! – мужчина схватил ее за руки, силой заставляя подняться. За спиной бандита немедленно вырос вампир, и, почти дружелюбно похлопав его по плечу, мягко попросил:
- Убери руки от девушки. А то я их тебе поотрываю…
- Вряд ли, - дураком Натан не был, поэтому не мог не предусмотреть пути отступления. В его руке блеснул пистолет, и целился он в Нику. – Не мешай мне, а то пристрелю девчонку. Ты, конечно, можешь закрыть ее собой, но сдохнешь сам, а она умрет лишь чуть позже. Пока твои способности заблокированы, тварь, ты никто! Беспомощней котенка!
- Ах ты… - Ника не находила слов. Второй раз за день оказаться заложницей было, мягко говоря, неприятно. Понимание того, что из-за нее и друзья оказываются в бедственном положении, дарило и вовсе премерзкие ощущения.
Винс замер, пытаясь придумать какой-то выход, позволивший бы как-то помочь обеим девушкам.
Время замерло на один вдох – и побежало быстрее. Обвивавшая шею вампира заговоренная удавка вспыхнула и исчезла, оставив на коже маслянистый черный след. Вампир вскинул руку к горлу, словно не веря в обретенную вновь свободу, на его лице проступила свирепая улыбка. Ника торопливо отступила в дальний угол клетки, Лиз оглянулась, словно почувствовав чей-то взгляд. Дверь в конце коридора тихо скрипнула несмазанными петлями, в проеме на миг мелькнул алый шелк и тут же скрылся.
Побледневший Натан попытался нажать на курок, но не успел. Девушки торопливо зажмурились, чтобы не видеть вывернутой под неестественным углом руки с бесполезным уже пистолетом и оскаленных клыков вампира. Помогло это мало – полный боли и ужаса крик эхом метался по подземелью, и не думая затихать. Танцовщица почувствовала, как по руке потекло теплое и отвратительно липкое нечто, а затем удерживающие ее пальцы разжались, что-то тяжелое с глухим стуком упало на бетонный пол камеры.
- Надо уходить, - спокойный голос Винсентаса заставил девушек вздрогнуть. Вампир, сосредоточено выламывающий предусмотрительно запертый Натаном замок камеры, теперь выглядел значительно лучше, хотя его лицо все еще казалось болезненно заострившимся, ссадины и синяки почти полностью исчезли. – Там наверху что-то происходит. Я слышу выстрелы.
- Час от часу не легче, - Ника подошла к тому, что осталось от незадачливого поклонника подруги, и взяла из холодеющий ладони пистолет. Тяжесть оружия придала ей уверенности, хотя сковывающее девушку напряжение никуда не делось. Орки, демоны и морские змеи, резвящиеся на просторах неведомого чужого мира, это, конечно, страшно, но настолько нереально, что запросто можно убедить себя, что все это примерещилось. С бандитской разборкой в родном городе такой фокус не пройдет. Девушка зябко поежилась.

URL
2008-12-23 в 22:22 

Элиссив
- Ну кто так строит?! – оказавшись в сулящем свободу и жизнь коридоре Ника не смогла сдержать разочарованного возгласа. Отличить проход, по которому их сюда привели, от десятка таких же или очень похожих не представлялось возможным.
- Нам сюда, - Лиз уверенно шагнула в один из проемов. Проснувшееся шестое чувство являло перед внутренним взором нужные двери и повороты за мгновение до того, как они попадались на пути. Люди им повстречались лишь однажды – у подножия ведущей наверх лестницы обреталось двое охранников. Молодые сильные и вооруженные до зубов ребята были безнадежно мертвы.
- Они даже не пытались сопротивляться, - заметил Винс, окинув мимолетным взглядом аккуратные дырочки пулевых отверстий. На лице одного охранника застыло бесконечное удивление, второй был совершенно спокоен.
«Еще бы, - Лиз старалась не смотреть на трупы и едва не завизжала, обнаружив, что перила, за которые она опрометчиво схватилась, перемазаны чьей-то кровью. – С чего бы им проявлять хоть какое-то беспокойство при виде человека, которого они прекрасно знают? Вернее, не-человека. Нелюди».
В эти минуты, проведенные на темной уводящей в неизвестность лестнице, у подножия которой остались два молодых человека, убитые, предательски убитые тем, от кого ну никак не ожидали удара, танцовщица отчаянно жалела, что не обладает хотя бы частью силы Винса и решительности Ники. Раньше она не понимала, как можно любить и ненавидеть одновременно, сейчас отчаянно желала смерти единственному существу, за которым не задумываясь пошла бы хоть на костер.
Верхние коридоры отличались от подземелий так, словно находились в другом мире. Темные панели натурального дерева, мягкое освещение, пружинящий ковер под ногами. Двустворчатые двери с ручками из темной бронзы. Отзвуки выстрелов где-то в стороне – и бархатная тишина под высоким сводом. И как же легко распахиваются створки от малейшего прикосновения!
На первый взгляд просторная полутемная комната казалась пустой, но ни вампир, ни Лиз нисколько не обольщались на сей счет, присутствие некой нездешней силы ощущалось буквально всей кожей, к тому же даже человеческое обоняние различало едва уловимый запах крови.
- Просто невероятно, сколько неприятностей может доставить одна бестолковая смазливая девчонка, - раздался со стороны высокого массивного кресла низкий бархатистый голос, в котором сквозило несдерживаемое раздражение. Винс в мгновение ока оказался рядом с этой тяжеловесной пародией на трон и легко развернул ее на сто восемьдесят градусов.
- Вам не кажется, что проще было бы обойти его? - невозмутимо поинтересовалась уютно устроившаяся в кресле золотоволосая женщина. Лиз замерла, обхватив плечи руками. Ее била нервная дрожь, хотелось одновременно смеяться, плакать и отхлестать по щекам эту нахальную интриганку. Но за последние Элизабет запросто могла поотрывать руки, поэтому выбирать приходилось лишь из двух вариантов.
- Элизабет?! – потрясенно выдохнула Ника, которая, как и прочие присутствующие была свидетельницей гибели колдуньи.
Виновница всеобщего смятения спокойно улыбалась, хотя нависший над креслом разъяренный вампир мог внушить вполне обоснованные опасения любому смертному, да и половине бессмертных тоже. За прошедшее время она совершенно не изменилась. Все те же золотистые кудри мягкой волной окутывают безупречные плечи, все тот же обморочной глубины взгляд, даже страсть к ярким нарядам и броским украшениям осталась прежней.
- Ну что вы застыли, как памятник самому себе, капитан? – соизволила обратиться к Винсу колдунья. – Здесь полно мебели, присаживайтесь, чувствуйте себя как дома. Вон в углу апперетив сидит, можете употребить.
Из угла раздалось сдавленное поскуливание. Приглядевшись, девушка различила скорчившегося здоровяка, того самого, что дрался с Винсентасом и держал нож у горла Ники.
- Нет, правда, капитан, - Элизабет поднялась и сладко потянулась всем телом, беззастенчиво демонстрируя каждый его изгиб, обтянутый алым шелком, - Я ведь все равно убью его, а вам нужна кровь. Сегодняшняя ночь была не самой приятной, не правда ли?
- Ты жива, - брошенные сквозь зубы слова прозвучали как обвинение. Винсентас помнил вражду златовласой колдуньи и его подруги-хозяйки. И схватку, в которой одна неминуемо должна была убить другую. Элизабет жива – значит, Меллисент больше нет. Достаточный повод для ненависти.
«Странно, - несколько отстраненно подумала Лиз, во все глаза глядя на «воскресшую» Элл, - Она ведь тоже прекрасно понимала, что Винсентас сочтет ее виновной в том, что произошло с Меллисент и, возможно, будет мстить. Почему же она спасла его тогда, отправив подальше из гибнущего, рассыпающегося на осколки мира? Меня – понятно, моя смерть причинила бы боль ей. Нику – ну, возможно, она сочла себя ответственной за то, что втянула ее в свою войну. Но вампира, преданного некроманту, чьи намерения никогда не были до конца ясны? Почему?»
В голову приходило лишь совершенно невероятное предположение – верный до самозабвения, отважный до безрассудства, к тому же в меру любезный и, что греха таить, весьма привлекательный вампир колдунье просто нравился. В конце концов, Лиз лучше, чем кто-либо знала, что Элл вовсе не такая беломраморная статуя, какой хочет казаться. Но неужели она могла… влюбиться?
Возмущенный взгляд уловившей направление ее мыслей колдуньи заставило Лиз окончательно увериться в своей догадке. Впрочем, в настоящий момент девушку куда больше занимало другое.
- Как ты могла поступить так с нами? – проговорила она с нескрываемой обидой. – Как ты могла скрыть, что осталась жива?! Представляю, как ты развлекалась, зная, что мы оплакиваем твою смерть! Это просто… просто бесчеловечно!
- Оплакивать мою смерть? – Элизабет резко развернулась к танцовщице, алый шелк живописным водоворотом оплел ее колени. – Да моя сметь для каждого из вас стала бы самым радостным событием в жизни. Кто меня оплакивал? Ника? Она должна была благословлять всех богов за то, что в ее жизни больше нет запредельной жути, и она больше не подвергается опасности. Капитан? Уверена, если он и сожалел о моей смерти, то лишь потому, что она лишила его возможности лично меня убить. Ты, Лиз? Твои чувства ко мне – лишь дань древней магии. И – поверь – умри я на самом деле, твоя боль была бы такой, что плакать ты просто не смогла бы!
Лиз чувствовала, что за презрительно-холодным тоном чародейки кроется нешуточная обида. И одиночество. Она была уверена, что для них лучше не знать о том, что она уцелела! Ей… не хватало их? Элизабет не могла полностью закрыться от своей Спутницы, скрыть холод, горечь и разочарование, царящие в ее душе.
Лиз всхлипнула, не очень понимая, чьи слезы льются сейчас по щекам – ее или не умеющей плакать колдуньи. Арена, клетка, убитые охранники – все было мгновенно забыто.
- Как же я тебя ненавижу, - с нежностью проговорила она, быстро шагнув к Элл, и крепко обняла опешившую волшебницу. – Никогда, слышишь, никогда больше не смей так поступать со мной! Я предпочитаю сама решать, что для меня лучше!
«И знаешь, - мысленное продолжение фразы услышала лишь Элизабет, - Магия тут не при чем. Пусть ты самая вредная, злобная и ехидная ведьма во всех мирах – я все равно по тебе скучала. Ужасно!»
«И я… - пальцы чародейки нерешительно тронули черные локоны подруги. – Мне так тебя не хватало!»
«Только меня?»
Элизабет тут же отстранилась, такой поворот беззвучной беседы явно пришелся ей не по душе.
- Не думаю, что имеет смысл оставаться здесь дольше, - женщина стремительно пересекла комнату, тонкие пальцы пробежались по антикварному подсвечнику, пристроившемуся в дальнем углу. Одна из стенных панелей беззвучно сдвинулась, открывая проход. Элл обернулась. Темные глаза в полумраке казались тоннелями в бесконечность.
- Ждите меня здесь. Заприте дверь и ждите. В здании сейчас помимо людей Сергея находятся несколько нанятых мною… специалистов. Сюда они не сунутся, а мне бы не хотелось, чтобы вы пострадали.
Чародейка обращалась только к Лиз, старательно игнорируя и остальных пленников, и скорбно поскуливающего Златозубого.
- Это они стреляли? – ахнула Ника. – Твои наемники отстреливают твоих же шестерок, а ты хранишь олимпийское спокойствие?! Ради всего святого, зачем?!
- Зачем? – взгляд черных глаз обратился на девушку. – А как ты думаешь, как бы отреагировала охрана на разбегающихся из подвала молодых красивых девчонок? И сколько прямых попаданий разрывных пуль выдержал бы наш милый капитан? И чем лично для тебя закончился бы этот дивный вечер после того, как немногие выжившие после встречи с вампиром бандиты закончили бы рвать на куски его труп и вспомнили про вас с Лиз? Не говоря уж о том, что защищать вас никто не нанимался и капитан мог просто уйти, получив обратно свою силу.
- Он не ушел, - Ника сдаваться не собиралась, хотя не могла не признать, что в словах колдуньи было рациональное зерно. - Ты могла бы... Ну, могла бы...
- Прочитать проповедь о спасении души? - вкрадчивое мурлыканье сочилось ядом, в черных глазах светилась откровенная насмешка.

URL
2008-12-23 в 22:23 

Элиссив
- Что с тобой случилось?! - эта едкая улыбочка, этот взгляд, иронично-насмешливая манера собеседницы вести разговор выводили из себя настолько, что не сорваться на крик стоило немалых усилий. - Бандиты, убийства, гладиаторские бои, бесконечная ложь и предательства - тебе нравится все это, да? Ты просто прячешься в этом роскошном сарае от всего света! Это не жизнь, это тень настоящей жизни!
- Тень настоящей жизни? - Элл говорила тихо и очень холодно. Кажется, чародейка была по-настоящему взбешена. - Одно маленькое замечание. У меня нет настоящей жизни, никогда не было, и быть не может! Мое существование всегда было лишь иллюзией, и если то, что я имею сейчас, лишь тень иллюзии, знаешь, для твари вроде меня это уже неплохо. Если бы Натана не угораздило влюбиться в Лиз, вас не занесло бы сюда, если бы он не попытался вызволить нашу танцовщицу из плена, Винсентасу не пришлось бы убивать его, а моим наемникам не пришлось бы отстреливать моих же шестерок, отвлекая внимание от вашей беспокойной кампании!
"И тебе не пришлось бы в очередной раз разносить в клочья свою жизнь. - Лиз смотрела на в кои то веки позабывшую спрятаться за ледяной маской колдунью со смесью злорадства и отчаянного сочувствия. - На этот раз спасая всего лишь нас. Неужели ты научилась дружить, Элли?"
К счастью, Элизабет ее не услышала.
Черные глаза на миг скрылись за пушистыми ресницами, опомнившаяся чародейка взяла себя в руки.
- Прошу прощения, - скучным голосом проговорила она, исчезая в темном проходе. - Мне не стоило говорить с вами в таком тоне.
Это вроде бы извинение прозвучало как "с психами лучше не спорить", но стенная панель уже встала на место, положив конец обмену любезностями.
- Мы что, правда будем сидеть и ждать ее? - Ника посмотрела сначала на Лиз, потом - на вампира, ну и под конец - на замершего в углу бандита. Что делать с ним девушка решительно не представляла. С одной стороны Элл в чем-то была права, если бы не она, для них с Лиз сегодняшняя ночь закончилась бы печально, а значит, жалеть виновников сегодняшних приключений вроде бы резона не было. С другой стороны, надо было быть тысячелетней тварью - можно золотоволосой и черноглазой - чтобы спокойно и улыбаясь предлагать вампиру - пусть и очень хорошему - закусить живым - пока еще - человеком. Она, наверное, была права, но согласиться с такой правотой было совершенно невозможно.
- Нам стоит послушаться ее, - заметила Лиз, рассеяно скользя взглядом по потолочной лепнине. - Во всяком случае, Элл лучше нас представляет, что сейчас творится в здании. Самодеятельность в сложившихся обстоятельствах вряд ли принесет хоть какую-то пользу.
Винсентас безразлично пожал плечами и шагнул к дверям, намереваясь повернуть торчащий в замочной скважине ключ, но Златозубый, сообразивший, что ему светит оказаться запертым в замкнутом пространстве с предположительно голодным кровососущим монстром, которому он к тому же имел неосторожность начистить физиономию, рванулся с отчаянным воплем вперед и выскочил в коридор. Страх - лучший вдохновитель. Бандит в считанные секунды миновал видимое от двери пространство и затерялся где-то в недрах необъятного здания.
- И почему последняя олимпиада прошла без него? - подивился капитан, как-то рассеяно проводив беглеца взглядом.
- Боюсь, отсидеться нам не удастся, - Лиз подошла к мужчине и выглянула из-за его плеча в коридор. Где-то в отдалении вновь послышались выстрелы. - Он знает, что мы здесь. И вряд ли станет молчать, а значит мы уже не в безопасности. К тому же... черт! Он знает, что во всем этом безобразии замешана Элизабет!
Осознав, что ее Королева рискует столкнуться с непредвиденными проблемами, девушка позабыла бояться и рванулась вперед, туда, где по ее представлению могла находиться волшебница. Ника бросилась за подругой.
- Стоп! - вампир легко пресек бестолково-спасательный порыв. - В здании идет перестрелка, кидаться неведомо куда очертя голову небезопасно. Оставайтесь на месте, а я поищу... ее.
- Ну уж нет! - Ника не могла бы сказать, что сейчас больше ею движет - не к месту проснувшийся дух авантюризма или нежелание оставаться в этом жутком полумраке без невозмутимого вампира. - Идем вместе!
Поняв, что в данном случае компания нервно вздрагивающих девиц предпочтительней пустого спора, вампир обреченно вздохнул и первым двинулся вперед.
Похоже, нанятые Элизабет "специалисты" в этой части здания уже побывали, и вдобавок оказались действительно мастерами своего дела: несмотря на то, что где-то на нижних этажах еще стреляли, на пути им никого не попалось. Никого живого. Возле выходов на лестницы и в холле с лифтами когда-то стояла охрана. Теперь о ней напоминали только пятна крови на ковровом покрытии и местами - стреляные гильзы. Куда делись трупы, Лиз предпочитала не думать.
Коридор сделал резкий поворот, вливаясь в просторный ярко освещенный холл. Девушкам понадобилось несколько мгновений, чтобы привыкнуть к перемене освещения, в это время оглушительно хлопнула одна из выходящих в холл дверей, послышались торопливые шаги. Когда свет перестал казаться слепящим, Лиз увидела перед собой владыку подпольного Колизея и даже не особенно удивилась.
- Стой! – в руке Сергея блеснул пистолет, и целился он отнюдь не в пленников. Шагах в пяти от него замерла Элизабет – яркая, резкая, неизменно самоуверенная… И абсолютно беспомощная. Подобной выходки от выполнявшего каждую ее прихоть главаря бандитов она явно не ожидала, причем настолько, что совершенно растерялась. Сомнений в том, что доведенный до отчаяния мужчина выстрелит, не было, в том, что с такого близкого расстояния он может промазать – тем более.
- Нет! – крик Лиз был заглушен грянувшим выстрелом.
Побледневшая Элл осталась на своем месте, у ее ног захлебывался кровью Сергей, а рядом с ним, Винсентас, припав на одно колено, удлинившимися ногтями задумчиво выковыривал засевшую в груди пулю. Зрелище было то еще, но Лиз в данную минуту не интересовал ни раненый вампир, ни умирающий человек.
- Ты цела? – она бросилась к своей Королеве, не обращая внимания на растекающуюся по полу темно-красную лужу.
- Да, - безжизненно-ровный голос. Равнодушно-вежливый кивок в сторону Винса: - Спасибо, капитан.
А потом чародейка беззвучно осела на окровавленный пол, сквозь привычную маску ледяного безразличия на мгновение проглянуло неподдельное горе. Бледные пальцы, нежно коснувшиеся щеки умирающего, немедленно окрасились алым.
- Элли… - в разорванном горле клокотала кровь, от былой красоты и величавости здешнего хозяина не осталось и следа, но тускнеющий взгляд задержался на лице золотоволосой женщины, пытаясь разглядеть в темных глазах что-то очень важное. Напрасно. – Скажи мне… хоть раз… Солги…
В последней просьбе не отказывают. Но она молчит. Беззвучно склоняется к предсмертно заострившемуся лицу, целует холодеющие губы, ловя последний вздох. И молчит. В эту минуту даже Лиз не взялась бы угадать, что творится в душе чародейки.
Зато взгляд вампира, наблюдающего сцену прощания спасенной им волшебницы с несостоявшимся убийцей, был более чем красноречив. Похоже, имей он возможность повернуть время вспять – помог бы Сергею прицелиться получше.
- Нам пора, - голос Элизабет прозвучал по-будничному деловито. – Скоро здесь будет полиция.
- Кто ее вызвал? – на распростертое на полу тело Ника старалась не смотреть.
- Я, - с некоторым недоумением пожала плечами Элл, - Должен же кто-то прибраться здесь? Ну и заодно запершихся на арене ребят выпустить. Это ж надо додуматься – спрятаться в клетке!
Взглянув в лицо подруги, Лиз поняла, что Ника едва удерживается от вопроса в стиле «а есть ли у тебя сердце?». Ее взгляд, обращенный на чародейку, был полон ужаса, презрения, едва ли ни ненависти. Но память о том, кому она обязана спасением из гибнущего мира, пока не позволяла девушке проявить переполняющие ее эмоции.
И снова - коридоры, лестницы, служебные комнаты и парадные залы. Волшебница уверенно ориентировалась в хитросплетении помещений и переходов, выстрелы остались в стороне, а возникшая вдруг на пути безликая фигура в черном стала неприятным сюрпризом даже для вампира.
Повелительный жест Элизабет остановил изготовившегося к драке вампира, женщина шагнула вперед, в укрывающую незнакомца тень. Несколько маловразумительных еле слышных фраз, жест, призывающий двигаться следом, и снова показавшийся бесконечным спуск, закончившийся на сей раз в подземном гараже.
- Забирайтесь, - Элл первой скользнула в салон солидного "Мерседеса" с затемненными стеклами, заняв место рядом с водителем. За руль уверенно уселся человек в черном, так и не открывший лица, в распоряжение остальных было предоставлено заднее сидение.
Кем бы ни был таинственный незнакомец, управлял машиной он действительно здорово. Скорость была такой, что при других обстоятельствах танцовщица перепугалась бы насмерть, но встретив в зеркале заднего вида совершенно невозмутимый взгляд раскосых азиатских глаз, она сочла это излишним.

URL
2008-12-23 в 22:23 

Элиссив
На ближайшем перекрестке машина внезапно остановилась, прижавшись к колосящимся у обочины развесистым кустам, водитель погасил фары и выключил двигатель. В наступившей тишине стал отчетливо слышен приближающийся вой милицейских сирен. Патрульные машины промчались мимо, не удостоив вниманием вполне благонадежный на вид "Мерседес", чему Лиз от души порадовалась. Винсентас в порванной окровавленной одежде, перемазанная кровью Сергея Элл в вечернем платье, водитель с закрытым черной тканью лицом представляли собой весьма интересное зрелище. Вот только вряд ли какому-нибудь любопытствующему удалось бы его пережить.
Подождав, когда последние мигалки скроются в потемках, автомобиль мягко тронулся с места. Элл - невозмутимое чудовище! - дотянулась до приемника, тонкие пальцы пробежались по кнопкам, оставляя на них багряные следы, и из динамиков раздалось жизнерадостное верещание кого-то из свежевылупившихся звезд. Женщина поморщилась, оптимистичное кукареканье немедленно уступило место гитарным переборам.
Сколько пошло времени, прежде чем машина остановилась, танцовщица не поняла.
- Приехали, - раздраженно объявила чародейка, выползая на свежий воздух. Выглядела она слегка полинявшей, хотя Лиз не исключала, что это предрассветные сумерки обманывают глаза.
Дождавшись, когда все пассажиры выйдут, водитель нажал на газ, и ставший родным "Мерседес" растаял в голубой дали.
- Как красиво! - восторженно выдохнула Ника, разглядевшая, куда их занесло.
Они стояли на перекрестке шоссе и отделяющейся от него дорожки поуже. На деревенский тракт, представляющий собой жуткую помесь грунтовушки и битого асфальта она совершенно не походила, особенно учитывая, что никаких полей и огородов вокруг не наблюдалось, а наблюдался чудный сосновый лес, да откуда-то явственно тянуло прохладой, намекая на близость речки или пруда.
Видимая над шоссе кромка неба стремительно светлела, знаменуя скорый восход. Полюбовавшись немного тающими льдинками звезд, Элизабет вздохнула и, игнорируя такую симпатичную и ухоженную дорогу, углубилась в лес. Остальным ничего не оставалось, как следовать за ней.
- Элл, - минут через десять быстрой ходьбы Ника, тревожно покосившись на непроницаемое лицо вампира, рискнула окликнуть чародейку. - Куда мы идем? Просто скоро встанет солнце, и...
- Я в курсе. Мы уже пришли.
Бревенчатая стена, снабженная двускатной крышей, возникла среди рыжих стволов как-то вдруг. Элл прошлась вдоль забора, то ли считая шаги, то ли отыскивая какие-то ей одной ведомые приметы, и постучала. Бревна на небольшом участке стены смазались и развеялись белесым туманом, явив изумленной публике резную калитку.
За ней обнаружился широкий двор, на противоположном конце которого виднелись ворота и вход для нормальных вменяемых гостей, цветник, живая изгородь, за которой, похоже, обретался настоящий сад, и - самое главное - очаровательный особнячок, живо напоминающий немаленький сказочный терем.
- А ты умеешь устраиваться, - одобрительно хмыкнула Ника, входя вслед за хозяйкой в просторный сумрачный холл. Элл польщено улыбнулась.

Гневный взгляд в сторону фарфорового блюда не возымел решительно никакого действия – расположившиеся на нем пирожные со взбитыми сливками и клубникой и не подумали устрашиться и скрыться с глаз изволившей сердиться колдуньи. Обреченно вздохнув, Элл подхватила очередную плюшку и впилась острыми зубками в поджаристый бок. Пирожные медленно и неотвратимо исчезали, проблемы, нарушившие привычное размеренное течение ее жизни – нет. Полиция вторую неделю праздновала успешную ликвидацию бандитского притона, ее бывшие подчиненные были частью арестованы, частью… Что ж, повезло не всем.
Свои собственные деньги предусмотрительная чародейка сумела обезопасить, ее имя не упоминалось в оставшихся в Колизее бумагах, никто из ее бывших подчиненных не рискнет упомянуть ее. Они не смогли бы, даже если бы захотели – понимая, что с миром криминала рано или поздно придется расстаться, она позаботилась о том, чтобы покинуть его максимально безболезненно. Элизабет предусмотрела, кажется, все, но только не шикарное надгробье черного мрамора на городском кладбище, не воссоединение с Лиз, не новую встречу с засевшим где-то в доме – ее доме! – капитаном вампирского корабля.
Этого она, как существо вменяемое, разумное и к безумным фантазиям не склонное, предусмотреть никак не могла.
Стук в дверь вернул женщину из мира отвлеченных размышлений на грешную землю. Обнаружив, что сидит, забросив ноги на подлокотник кресла и хомячит -цатое по счету пирожное, могучая чародейка торопливо облизала перепачканные взбитыми сливками пальцы и приняла более подобающую позу.
- Войдите.
На пороге стоял капитан.
- Уже вечер? – Элизабет поднялась, лихорадочно соображая, как она выглядит и заодно собирая в кучу не первый день пребывающие в полном раздрае мысли. Растерянность была чувством непривычным и неприятным, от нее хотелось немедленно избавиться, и тут же словно невидимая рука коснулась ее щеки – Лиз была где-то поблизости. Присутствие Спутницы сразу заставило собраться и если не почувствовать уверенность, то хотя бы изобразить ее.
- Так что вы хотели, капитан?
Кажется, ее слова заставили вампира задуматься. Действительно, для визита в личные апартаменты злобной колдуньи нужен хоть какой-то повод. Впрочем, он быстро нашелся.
- Я пришел попрощаться, госпожа.
- Дивно, - Элл прошлась по комнате, остановилась возле туалетного столика, зачем-то взяла флакон с духами, покрутила в руках, любуясь рожденными синеватым стеклом бликами. Все прошедшие дни она предпочитала игнорировать присутствие в ее доме непредусмотренной нежити, не имея ни малейшего представления о том, где именно он поселился и как планирует свое ближайшее будущее. Долг гостеприимной хозяйки она сочла выполненным, разместив в гостиной "Виал живой крови" - напоминающий изящный кувшинчик артефакт то ли генерирующий, то ли переносящий откуда-то человеческую кровь и сохраняющий ее свежей и даже теплой. Для себя подобную заботу женщина объясняла нежеланием наблюдать появление в соседних домах новых обитателей взамен внезапно усопших, но сейчас, когда отбытие вампира из гипотетической возможности стало делом решенным, никакого восторга отчего-то не ощутила.
- И чем этот дом хуже любого другого убежища? - с некоторым раздражением поинтересовалась она.
- Единственное принципиальное отличие этого дома от любого другого - ваше милое общество, госпожа, - в обычно невыразительном голосе Винсентаса отчетливо послышались ехидные нотки.
- Что вы говорите? - промурлыкала волшебница, покосившись через плечо на замершего посреди комнаты мужчину. - Я настолько невыносима? Мне следует чувствовать себя польщенной.
- Как вам будет угодно. Впрочем, убийство ребенка не делает вам чести.
На мгновение Элл просто утратила дар речи от возмущения. "Ребенок", о котором шла речь, был, во-первых, вполне совершеннолетней колдуньей-некромантом, а во-вторых, на момент первой и последней схватки между волшебницами в теле юной подруги вампира прочно обосновалась совсем другая сущность, куда более древняя и очень могущественная. Этой своей победой Элизабет втайне гордилась, поэтому несправедливое обвинение вконец обнаглевшего упыря задело ее неожиданно сильно.
- Вашей подруге следовало тщательней выбирать себе друзей и союзников, - фыркнула чародейка.
- О да, и не связываться, к примеру, с вами.
- Вы ненавидите меня, капитан, - спокойно подвела итог Элизабет, беззаботно поправляя перед зеркалом прическу. Пожалуй, движенья девушки могли показаться несколько скованными, но вряд ли ее собеседник это заметил.
- Ненавижу, - с горечью согласился вампир, - Всем сердцем я ненавижу вас, госпожа, и в то же время не могу без вас жить…
- Конечно нет, вы ведь нежить! – рассмеялась Элл, оборачиваясь к Винсентасу и замерла, поняв, что он говорил вполне серьезно. Вампиры не отражаются в зеркалах, и до настоящего момента девушка не видела его лица. Сейчас же, наткнувшись на полный отчаяния и боли взгляд, она пожалела о невольно вырвавшихся словах.
- Именно так, госпожа, - быстро справившись с собой, Винс опустил глаза и коротко поклонился. – Не смею больше занимать ваше время.
Он шагнул к двери, но та захлопнулась, выразительно щелкнув замком. Вампир вопросительно глянул на хозяйку дома. Девушка стояла, облокотившись на край туалетного столика, досадливо поджав губы.
- Полагаю, капитан, мне следует извиниться, - неохотно проговорила она. – Я не должна была говорить с вами в таком тоне.
- Вам не за что извиняться, - голос вампира звучал удивительно мягко. Через минуту или две ему предстояло уйти из ее жизни, на этот раз навсегда, и мужчина с болезненным вниманием всматривался в знакомый до боли облик, намереваясь запечатлеть в памяти каждую самую незначительную его деталь. – В среде магов бытует именно такое отношение к моим соплеменникам. Я привык.
- И все же я прошу прощения… - эти слова прозвучали тихо и как-то неуверенно. Элл прекрасно понимала, что, покинув сейчас эту комнату, Винсентас больше не вернется, и всячески пыталась отсрочить эту минуту.
- От всей души прощаю, - очередной вежливый поклон и ничего не остается, как снять чары, позволив вампиру открыть дверь. Еще один короткий нежный взгляд. И шаги на лестнице. Неумолимо удаляющиеся.
Элизабет стиснула руки так, что побелели костяшки пальцев.
«Вернись!» - произнести это в слух было так же невозможно, как укусить себя за ухо.
- Ну и зачем ты его отпустила? – вошедшая в комнату Лиз, неразрывно связанная со своей Королевой, была очень даже в курсе ее переживаний.
- Что я могла сделать? – расстроенная Элл принялась нервно вышагивать из угла в угол.
- Сказать ему, что ты чувствуешь на самом деле.
- С ума сошла?! – никогда еще в черных глазах чародейки не плескалось столько возмущения, обиды и злости. – Я не могу чувствовать! Мне не положено!
- Тогда скажу я! – решительно объявила Лиз, стремительно направившись к выходу. Элизабет и не подумала ее останавливать.

URL
2008-12-23 в 22:24 

Элиссив
- Капитан! – вампир не особенно торопился окончательно и бесповоротно уйти из их жизни, поэтому Спутница без труда нагнала его этажом ниже.
- Да? – вежливый голос, внимательный взгляд. Винсентас смотрел вроде бы на танцовщицу, но Лиз чувствовала, что перед глазами у него стоит совсем другое лицо.
- Я вас люблю! – торжественно объявила девушка. Если бы речь шла о ее чувствах, признание вряд ли далось бы так легко. – И прошу вас остаться.
Похоже, ей удалось всерьез удивить вампира. Во всяком случае, ему понадобилось несколько минут, чтобы справиться с собой и как-то ответить на это революционное заявление.
Лиз смотрела в темные глаза с подрагивающими, словно в агонии, зрачками и безмятежно улыбалась, предвкушая продолжение.
- Лиз, я… - мало кто мог похвастаться, что видел Винсентаса настолько растерянным. – Я просто не знаю, что сказать.
- Ну и не говорите ничего, - милостиво разрешила девушка. – И позвольте мне продолжить. Я, как уже было сказано, вас люблю. Правда, лишь той частью души, которая мне не принадлежит. Так что, боюсь, я объясняюсь вам не совсем в своих чувствах, но от этого они не стали менее искренними.
Вот теперь Винс сообразил быстро. Его взгляд устремился к лестнице, ведущей в только что оставленные им покои чародейки. Наверху выразительно хлопнула дверь.
- Злится, - усмехнулась Лиз, уловив отзвук бушующих в душе Элл эмоций, и тут же посерьезнела, – Это скоро пройдет. Не уходите, капитан, пожалуйста. Она скорее язык себе откусит, чем попросит вас об этом, но для нее это действительно важно.
- Вы думаете? – в голосе вампира смешались неуверенность и надежда.
- В подвале оборудованы трехкомнатные апартаменты без окон, - улыбнулась танцовщица. – Не думаю, что у Элл много знакомых, кому они подошли бы. Позволите вас проводить?

- Чем ты теперь думаешь заняться? - чтобы задать этот вопрос устроившейся на чьей-то блестящей шкуре, расстеленной перед уютно потрескивающим в камине огоньком, волшебнице Лиз пришлось с самого утра собираться с духом. Нет, ожидать от Элл вместо ответа прицельно запущенной шаровой молнии не приходилось, но знакомиться с ее планами было страшновато. Мало ли что она там надумала?
Танцовщица приходила в расположившийся в пригородных лесах особняк ежедневно, иногда оставалась ночевать, вынуждая Элизабет и Винсентаса покидать личные апартаменты и сползаться в общие комнаты. Девушка подозревала, что в ее отсутствие вампир и ведьма вообще не пересекаются, негласно разделив сутки на день и ночь, а немаленький дом на верхние этажи и подвалы.
Временами компанию Лиз составляла Ника, в которой с новой силой ожил интерес к познанию сверхъестественных явлений. Винс относился к ее визитам с философским спокойствием, Элизабет же они забавляли настолько, что девушке был предоставлен комплект ключей от загородного убежища.
- Для начала, помогу тебе с переездом, - золотоволосая женщина сладко потянулась, перекатилась по блестящему меху и уставилась в огонь, делая вид, что ну совсем не замечает устремленного на нее взгляда устроившегося в противоположном конце комнаты вампира. - Я закончила заново отделывать твои комнаты, так что можешь перебираться.
- Мое нынешнее жилье меня вполне устраивает, - ощетинилась Лиз. Все-таки манера этой черноглазой заразы решать за других иногда ужасно бесила! - И я не собираюсь менять квартиру.
- Я не спрашиваю, я предупреждаю.
Свернувшаяся клубком в кресле Ника хихикнула. Наблюдать нередкие перепалки между Королевой и Спутницей было довольно забавно, хотя результат и был изначально предрешен.
- Спасибо и на этом, - вздохнула девушка, опускаясь в кресло напротив подруги. В черных волосах запутались блики пламени, хорошенькое личико при неверном свете камина казалось совершенно очаровательным и очень печальным.
- Ты обиделась? - удивилась Элл и даже села, по-турецки скрестив ноги. - Не грусти. Хочешь, сделаем тебя знаменитостью? Скажем, певицей?
- Зачем? - настала очередь Спутницы удивляться. - Я не умею петь.
- А кто там умеет? - волшебница пренебрежительно кивнула на выключенный телевизор. - Ты красива, умеешь танцевать, и чудесно будешь смотреться в кадре. Тут уж надо быть просто немой, чтобы не выбиться в звезды вокала.
- При твоих деньгах, - ехидно заметила Ника из своего кресла.
- Ну и это тоже, - не стала спорить Элизабет. - А если мы еще на всевозможные переговоры с собой капитана брать будем, тебя, Лиз, в оперу позовут!
Вампир улыбнулся, сверкнув клыками, будущая звезда сцены поежилась, представив себе такие "переговоры", и поймала себя на мысли, что всерьез обдумывает предложение Элл.
- Ты хоть представляешь, что такое шоу-бизнес? - поинтересовалась Ника у мечтательно щурящейся чародейки. Та насмешливо вскинула бровь.
- Не волнуйся. Я справлялась с организованной преступностью, заказными убийствами и устройством смертельных боев в центре города. Вряд ли шоу-бизнес сможет испортить меня сильнее.
- Не зарекайся, - предупредила Лиз, единственная из всех имевшая дело с предметом обсуждения.
Поймав озадаченный взгляд волшебницы, Ника расхохоталась.
- Я хочу это видеть!
- Присоединяйся, - Элл грациозно поднялась со шкуры и переместилась на диван, причем умудрилась сделать это так, что разливавший напитки вампир перепутал бокалы и досадливо скривился, глотнув вина вместо ожидаемой крови. Лиз поспешно отдернула руку, протянутую было к кубкам с сомнительной красной жидкостью. Ника предложенный бокал взяла и долго к нему принюхивалась, прежде чем поднести к губам, Элизабет медленно вращала хрустальную емкость в ладонях, не позволяя остыть содержимому и явно раздумывая, что с ним делать дальше. В конце концов, вампир разрешил ее сомнения, отобрав бокал, да так и остался рядом с волшебницей.
Элл окинула взглядом идиллическую картину домашнего уюта от сидящего возле нее вампира до устроившихся возле камина девушек.
- Будете петь дуэтом, - доверительно сообщила она Нике.
И счастливо вздохнула, глядя на поперхнувшуюся вином гостью.
Жизнь определенно налаживалась.

URL
   

Дневник Элиссив

главная